Преподаватели и студенты - о войне

Сталинградская битва

Сталинградская битва в советском изобразительном искусстве. 1942–1945

В 2011 году в Волгограде вышла книга «Сталинградская битва в советском изобразительном искусстве. 1942–1945» Елены Владимировны Огарковой, кандидата исторических наук, заместителя заведующего кафедрой русского языка ВолгГТУ.

Монография является первым опытом историко-художественного исследования обширного свода изобразительных источников 1942–1945 гг., посвященных Сталинградской битве. Многие произведения, представленные в книге, взяты для исследования впервые.

Е.В. Огаркова сопоставляет материалы массовой печатной изобразительной пропаганды и военно-фронтовые рисунки очевидцев и участников сражения. Она рассматривает, как в различных материалах отражен образ защитника русской земли, врага, женщины и др. Пристальный взгляд автор направила на психологию и мироощущение людей, волею судьбы оказавшихся в гуще событий Сталинградской битвы.

Из книги «Сталинградская битва в советском изобразительном искусстве. 1942–1945»:

«Весь арсенал советской политической пропаганды периода Сталинградской битвы и развернувшегося после нее широкомасштабного наступления был подчинен главной цели – инициировать и поддерживать духовный порыв народа на защиту своей Родины. В достижении этой цели важная роль отводилась массовой политической графике, плакатам, листовкам и другой агитационной печатной продукции, являющейся одновременно видом искусства и областью политики» (С.14).

«Подвиг самопожертвования как предмет массовой пропаганды оказался особенно востребован в период Сталинградской битвы. Среди множества проявлений самоотдачи затруднительно было выбрать наиболее действенные с точки зрения стимулирования стойкости, смелости, готовности отдать жизни. Изобразительная пропаганда предпочла подвиги-зрелища, способные потрясти душу и разум человека, уже притупленные бедствиями войны. <…>

Подвиг бронебойщика 98-й стрелковой дивизии рядового Ильи Каплунова, ценой жизни уничтожившего в одном бою девять танков, получил широкое освещение в печати, фронтовой песне, листовках и был художественно осмыслен несколькими плакатистами» (С.19).

«В. Корецкий вспоминал, как тщательно продумывал каждую деталь своей знаменитой работы «Воин Красной Армии, спаси» <…> По замыслу художника и мать, и ребенок должны были смотреть не на окровавленный штык, а на врага. И в этом уже акт сопротивления, вызова <…>. Иная трактовка взгляда героев плаката меняла бы его смысл и передавала бы ужас перед неотвратимостью личной гибели. Образ должен был одновременно вызвать сострадание, жалость, но не провоцировать чувство обреченности или бессилия» (С. 23).

«Мастерство, глубина понимания человека, которого рисуешь, у художников-фронтовиков были на таком высоком уровне, что кажется, работали долго живущие и много испытавшие люди, настолько зрелые и уверенные психологические характеристики они дают. А ведь и художники, и модели – ровесники, одно поколение» (С. 116).